Как я люблю эти тихие летние вечера в станице, когда огромное красное солнце, зацепившись за острые тополя, и, окровавив водную гладь ерика, тихо скатывается обессилевшее в степь. Когда белая, сизая полоска то ли дыма от невидимого костра, то ли вечернего тумана перечеркивает темные купы садов и акаций, тихо уползает в неведомую высь. Когда большие красные коровы, пройдя по улице, оставляют в дорожной пыли темные пятна кизяков, вносят в станицу собранный в поле теплый, родной, сладковатый, с горчинкой, запах полыни и каких-то других диких трав. А за околицей, среди полей, зовет кого-то безответно, невидимая перепелка...

Как я люблю эти глубокие, бездонные тихие ночи, нарушаемые лишь серебряным стрекотанием сверчка, когда крупные звезды взирают на тебя с небес, не мигая, то ли о чем-то спрашивая, то ли чего-то ожидая от тебя. Когда небо вдруг прочертит метеорит или далекая безвестная звезда, и ты встрепенешься от неожиданности и испуга. Как прекрасен этот загадочный, неизвестно с какой целью распахнутый перед тобой таинственный мир!..

Писатели и деятели культуры Кубани на презентации книги в станице Старонижестеблиевской 26 августа 1995 года.Родная, единственная во веки веков Кубань, неповторимая, лишь однажды даруемая каждому из нас родина! Что сошлось, что таится в твоем древнем имени?! Что так трепещет сердце и томится душа при одном только взгляде на твои просторы, на твои бескрайние поля с вековечными курганами, всплеснувшими горизонт, на твои осторожные предгорья - катавалы, на твои таинственные плавни...

Все так же белеют твои дома и хаты, все так же пьяняще цветут твои сады, печалятся над вечными водами вербы и бодро вскинуты в небо неутомимые тополя. Все так же тревожно и испытующе смотрит в душу отцовский дом, от одного сиротливого вида которого плавится нежностью наивное сердце. Там - ноша неласкового, неповторимого и прекрасного мира, исцеляемого только нашей любовью.

Как всегда сияют над тобой высокие небеса, все так же задумчиво текут твои реки и ерики, все так же бродят в своих вечных превращениях твои черноземы, все так же являются над тобой таинственные видения, цветут предания, рассыпаются характерные, нигде более не встречаемые, родные говоры.

Смотрю на тебя из своего московского далека до рези в глазах, вслушиваюсь в твой нескончаемый рокочуший гомон, думаю о тебе свои невеселые думы. Болью исходит душа за твою новую неминучую участь. Что стряслось, что случилось, какие злые ветры пронеслись над тобой, какой ворог пришел в твои пределы, какая сила приводит в запустение и упадок цветущий край?

Встреча с читателями в Концертном зале П.И. Чайковского в Москве. Ноябрь 2001 года.Не проносились над тобой злые ветры, и ворог не проходил в твои пределы, не хоронились на этот раз твои лучшие хлопцы по камышам, но стиснута, сбуркана, как пойманная птица, бескрылая душа, подсечена воля, подкралось равнодушие, разгулялась крамола, как некий, земным врачам неведомый недуг. И этого оказалось достаточно, чтобы рушилась и приходила в запустение вся жизнь. Снова настороженно и пугливо стынут в степях безмолвные станицы. Не пролетают над ними, как бывало, песни и не правятся в них обряды. Невыносимо одиноко живой душе в этой человеческой пустыне. Снова дуркуют твои сыновья и блудят дочери, отравленные разными мыслительными ядами. В какие пустышки, в какие цацки поверили их шаткие души, что свое, исконное и родное стало им почему-то не родным - такого обезьянничанья не знают в других землях и странах, зорко оберегая свое от иноверных влияний. А вместе с тем забыты вечные истины и заповеди. Болью исходит душа, хотя разум знает, что веселье беззаконных кратковременно, а радость лицемера мгновенна.

Так мало надо человеку для его земной жизни - тихой радости, которая зависит не от богатства, а от чего зависит, никто не знает. А те, кто «знают», в своем неистовом стремлении ее достичь, попадают в еще более невыносимые беды...

Почему на твоих просторах так неуютно и не находится места человеку ни для жизни, ни для вечного покоя...

Но, все так же сияют твои высокие небеса, с которых явлен однажды защитный, спасительный лик Богоматери.

Смиренно склоняю пред тобой воспаленную от тяжких дум голову, низко кланяюсь тебе, единственная во веки веков, столькими бедами просветленная, столькими слезами омытая, столькими воспоминаниями укрепленная твоих сыновей и дочерей, рассеянных по всему свету, родная кубанская земля...