П.И. ТкаченкоПетру Ткаченко

Мы нищету друг с другом делим,
Сиротский хлебушек жуем.
В Россию мы не только верим,
Мы в ней живем...
Николай Зиновьев,
г. Кореновск

После того, как я прочитала книгу «Дорогие мои... Письма из Афгана», я поняла, что Вы мне родной и близкий человек, если пропустили через свое сердце столько человеческого горя и материнских слез. О, этот проклятый и родной Афганистан! Никогда не думала, что он так войдет в жизнь моей семьи.
Ирина Павловна, мать погибшего в Афганистане Александра Бегунцова.

Автор пропустил через себя гору материалов не только прежней поры, но обогатился и живыми свидетельствами.

Алексей Сребницкий, «Независимая газета».
01.11.1995 г.


Я всех на Кубани в культурном мире знаю, и лучше П.И.Ткаченко кандидатуры на исполнение заветных родных кубанских мотивов и традиций не вижу. Его прекрасные книги, статьи, его позиция - явление для кубанской литературно-исторической среды, и, к сожалению, это мало кто замечает... Виктор Лихоносов, писатель, п.Пересыпь, 1997 г.

И все-таки Россия была и остается страной, где добрые и серьезные дела вершились людьми одержимыми, подвижниками. В очередной раз эту особенность жизни подтвердила вышедшая в издательстве «Граница» за счет автора уникальная в своем роде книга Петра Ивановича Ткаченко «Кубанский говор». Поскольку автора я знаю давно, еще со студенческих времен (заочно он учился в Литинституте, где я имел честь преподавать русскую и украинскую литературу), то могу со всей ответственностью утверждать, что Петр Иванович - человек одержимый, а потому и оказался он способен на долгий и упорный труд над словарем кубанского говора, скромно названного «авторским опытом». По сути же он сумел сделать то, что под силу если не институту языка, то во всяком случае целому отделению научного учреждения... Опыт этот, с моей точки зрения, есть значительный вклад писателя в дело изучения и исследования судьбы родного ему края, казачества, одно из ярких свидетельств нескончаемости подвижничества на Руси.

Борис Леонов, доктор филологических наук. «Патриот», №5, 1999 г.


И возрождение казачества, на мой взгляд, произойдет не через самохвальную политическую брехню, а через культуру и язык. Это ведь видно по ошеломляющему успеху казачьего народного хора, руководимого В.Захарченко. И язык - одна из основных скреп. Это прекрасно знает Петр Ткаченко. Из московского далека ему, стосковавшемуся по родному говору, легче и вдохновеннее писалось, легче нанизывалось каждое слово на один общий кукан. Ему, живущему на Ореховом проезде в Москве, видно слышался шелест ореховой листвы родного дома в станице Старонижестеблиевской.

Николай Ивеншев, писатель, «Литературная Россия», 29.01.1999 г.


Составленный Петром Ткаченко авторский словарь является первым опытом словаря кубанского диалекта за всю его историю. Этот труд без преувеличения можно рассматривать как результат подвижничества.

Дмитрий Алентьев, писатель, «Литературная Россия», 11.12.1998 г.


Кубанское «двуязычие» - явление уникальное. Языки не просто смешались, но образовали новую эстетическую реальность. .. Уникальность работы Петра Ткаченко и в том, что это первое издание словаря кубанского диалекта.

«Труд», 16.01.1999 г.


По нашим «рыночным» временам подвижничество Петра Ткаченко сродни подвигу во имя искусства... Ткаченковский словник действительно уникальное собрание, дающее поэтическое представление о нашей Кубани. Именно поэтическое, ибо автор каждую словесную изюминку пропустил через душу свою.

«Человек труда», №9, 1999 г., г. Краснодар


Вчитываясь в строки из «Офицерского романса», невольно обращаешь внимание, как перекликаются драматические события Первой мировой и гражданской с сегодняшними... Благодаря скрупулезному труду составителя, читатели этого сборника имеют возможность познакомиться не только с текстами современных романсов на тему «белого» офицерства, но и хотя бы с некоторыми текстами самих русских офицеров, известных и малоизвестных поэтов русского зарубежья... И как было бы здорово, если бы составитель не остановился на достигнутом, а продолжил бы такой нужный труд по собиранию песен, которые не должны безвозвратно теряться в потоке времени...

Ия Пермякова, «Дальний Восток», № 3-4,2002 г.


И оказываются эти рассказы, рассказы о делах «давно минувших дней» накрепко спаянными с нашей сегодняшней жизнью, за которую и отвечаем сегодня мы.

Лариса Ястребова, «Москва», №10. 1999 г.


В связи со съездом писателей, то есть выездным секретариатом на Кубани очень часто в числе других упоминалось и Ваше имя. Правда, я никак не пойму, а почему Вас на этом съезде не было? По всем параметрам Вы здесь должны быть, ведь Вы не только российский, но и наш родной кубанский писатель. Они что не читали «Где спит казацкая слава», этот сгусток Вашего единения с родной Кубанью? А я эту любимую книгу много раз перечитываю и вместе с Вами переживаю за судьбы тех людей. Они для меня, как живые... Спасибо Вам, что Вы есть и не даете пасть возможному забвению прошлого, будите в человеке все человеческое, взываете к совести каждого здравомыслящего человека.

Нина Браташова, г. Кореновск, 07.04.1999 г.


Невидимый тот град открывается только неравнодушному сердцу. Лишь оно, если верить французскому писателю, летчику Экзюпери, зрячее. Именно такое зрячее сердце у писателя-кубанца с «московской пропиской» Петра Ткаченко. Ему всегда тоскуется по улочкам станицы Старонижестеблиевской. Каждый год он по нескольку раз приезжает сюда, чтобы набраться новых фактов и нового вдохновения... П.И.Ткаченко удержал и удерживает все это на искрящемся, горько-полынном воздухе своей родной ста-ронижестеблиевской степи. В мире тонущем, но не утонувшем пока еще не проржавели гвозди слов...

А.Бузаев, «Зрячее сердце», «Кубанские новости», 27.06.2000 г.


Прочитал Вашу книгу «Где спит казацкая слава». Когда читал, включил радио на громкость, чтобы соседи не слышали, как я плакал навзрыд...

Александр Явлинский, г. Сочи


Удивительно: в последнем году двадцатого века писатель и литературный критик, литературовед, коренной кубанец, живущий в Москве, Петр Ткаченко издал сразу три книги: «На Ольгинском кордоне», «Не для меня придет весна...», «В поисках града Тмутаракани». И ни одну из них не заметили специалисты на Кубани. Добро бы книги были серые или, в худшем случае, средние. Можно было бы не удивляться. Но в том-то и дело, что каждая из них - плод глубоких и нетривиальных раздумий о судьбах родной страны, родной литературы. Видимо, мы и вправду разучились читать или стали, как говорил великий поэт, «ленивы и нелюбопытны». Потому что, если говорить серьезно, эти книги не заметить нельзя. Круг интересов Петра Ткаченко необычайно широк...

Писатель, критик, литературовед, гражданин ищет ответа на вопрос, не что с нами случилось (это понятно каждому), а почему случилось?... Читая книги Петра Ткаченко, думаешь о том, что воспитание эстетического вкуса неразрывно связано с воспитанием нравственным.

Читая книги нашего земляка, я наслаждался и глубиной мысли, и нетривиальностью суждений, и первоклассным русским языком, который мы начинаем забывать. Читая его книги, понимаешь, что самая большая ценность нашего народа -его язык. Поэтому хочется верить, что читатель Ткаченко еще впереди. Его обязательно будут читать, и он займет свое достойное место в кубанской и русской литературе. Потому, что голос Петра Ткаченко сегодня - один из самых чистых и свежих в нашей литературе. Его книги - загадка, как всякая подлинная литература. Он мало известен кубанскому читателю, может быть, потому, что не позволил никаким призракам заслонить его взгляд на самого себя, на мир и его устроителей.

В.Богданов, писатель,
«Кубань сегодня», 12.09.2001 г., г. Краснодар