В День Памяти святителя Ионы, митрополита Московского и всея Руси в штабе КПИ "ПоходЪ" состоялась закрытая презентация картины заслуженного художника Российской Федерации Игоря Геннадиевича Машкова "Нашествие. Видение наполеоновским солдатам митрополита Ионы в Успенском соборе Московского Кремля. 1812 г." (из серии "Путь ко Граду Небесному").

На презентации присутствовали члены Культурно-просветительской Инициативы: деятели культуры, бизнеса, политики, творческая интеллигенция.
Атаман КПИ "ПоходЪ" О.А.Крюков выступил с расширенным докладом о работе, которая была проделана в ходе подготовки и написания картины, и историко-философским анализом событий данного сюжета.
Автор картины, И.Г.Машков в своем выступлении освятил драматургию и творческий путь от замысла до воплощения произведения.

Из Жития святителя Ионы, митрополита всея Руси (А.Н. Муравьёва):

"... совершилось чудное знамение от мощей святителя Ионы, который ужаснул святотатных врагов, расхищавших святилище во время нашествия на Москву галлов и с ними двадесяти язык. Предание, еще весьма свежее, гласит, что страшное видение ужаснуло их у сей целебной раки и что чудотворец обретён был с поднятою, как бы грозящею рукою, а его богатая серебряная рака и при ней подсвещник остались неприкосновенными.

Чудное поистине событие! Неужели в самом деле французы не могли распознать металла раки, когда отдирали они и медные листы со стен собора, и самый крест Ивана Великого показался им золотым? Архиепископ Августин несколько дней спустя после удаления неприятеля, ночью, в сопровождении нескольких сановников взошел в Успенский собор с робостью, опасаясь взрыва. "Да воскреснет Бог и расточатся враги его", - произнес он в западных дверях храма, и первое, что открылось его взорам посреди общего запустения, была уцелевшая рака с почиющим в ней святителем, а вокруг нее широко очищенный помост; остальная же часть исполнена была поругания: горны стояли около стен, для плавки металлов, количество коего даже было написано мелом на царском месте: 325 пудов серебра и 18 золота; вместо огромного серебряного паникадила в 113 пудов, пожертвованного боярином Морозовым, спускались со свода огромные весы; ободранные иконы были рассеяны по полу, и между ними расставлены, как бы в посмеяние, трофеи рыцарские из Оружейной палаты, панцири, щиты и шлемы; похищены богатые раки святителей Петра и Филиппа, и по чудному промыслу мощи первого с тех пор открыты; мощи же святого Филиппа положены были на обнаженной доске престола. И посреди сих ужасов святотатства серебряная рака и подсвещник остались невредимы! Мимо него как бы вчужде протекла страшная буря, бушевавшая в соборе, и не дерзнула нарушить покой святителя. Как объяснить столь дивное событие, если не воздвигшеюся рукою чудотворца? "Да воскреснет Бог и расточатся враги его!" - воскликнул еще раз пораженный сим явлением Августин и со слезами восторга вместе со всеми окружавшими припал к чудотворным мощам."