Беседа журналиста Александра Вареника с Юрием Фудько, представителем вольного товарищества «КАЗАЧIЙ КРУГЪ».

А.В. Расскажите, пожалуйста, об истории возникновения вашего движения, его целях и задачах.

Ю.Ф. Наше товарищество «КАЗАЧИЙ КРУГЪ» – объединение единомышленников вокруг идеи духовного становления казачества на основе традиционной народной культуры. Мы входим в Российский союз любительских фольклорных ансамблей – движение, охватывающее практически все регионы страны. Оно действует во многих крупных городах, станицах, деревнях, селах Сибири, юга России, русского Севера. В него входят как ученые-фольклористы, так и коллективы, занимающиеся освоение традиционной культуры. Участвовали в организации и проведении учредительного собрания Московского землячества казаков и Первого съезда Союза казаков России. Возрождение в общественном сознании идей казачества связано во многом с молодежным фольклорным движением. Песня помогает объединить самых разных людей; она поднимает в человеке его глубинную, корневую память, и дальнейшее приобщение к казачеству происходит через осмысление народных традиций.

Сама идея объединения любительских коллективов и профессиональных ученых – фольклористов возникла в 1988 году на празднике 1000-летия славянской письменности и культуры в Новгороде. Потом эта идея стала воплощаться в жизнь, расти и шириться. Президентом нашего Союза избран А.М. Мехнецов – ученый-фольклорист, подвижник и радетель народной культуры. Мы создаем студии, школы, детские кружки по приобщению к традиционной народной культуре. В Ленинградской консерватории создано отделение музыкальной этнографии древнерусского пения.

Особенность движения в том, что посторонний не может проникнуть в такие коллективы, представляющие общины единомышленников. Чтобы запеть народную песню, необходимо переступить через свои личные амбиции, то есть решить этический момент. Его решение – тот пароль, по которому человек допускается в этот круг. Это отличает нас от пути, по которому идут военно-исторические клубы, когда участие человека определяется наличием соответствующего костюма.

Наша деятельность охватывает различные аспекты – от бытования на обывательском уровне до философских семантических разработок. Сейчас мы осваиваем вместе с рядом других близких нам движений русское воинское искусство. Существует даже особый стиль, воссозданный А. Кадочниковым, являющийся, может быть, одним из самых оригинальных в мире. В нем своя философия и биомеханика.

А.В. Вы начинали Вашу деятельность с изучения фольклора, сейчас пропагандируете казачество как идеологию выживания. Как Вы к этому пришли?

Ю.Ф. Прежде всего, что такое «фольклор»? В переводе – это «народная мудрость» или по-другому – «родовая культура», корневая основа самосознания народа. Ведь, что есть суть истории как таковой? Это освоение пространства и времени, где составная часть этого процесса – сознание человека. В нашей родовой культуре существует иное семантическое пространство, иная структура мира в отличие, например, от европейской, по которой фактически движется, вся цивилизация.

В русской науке существует такое направление, как «имяславие», или «философия имени». Его развивали С. Булгаков, П, Флоренский, но наиболее полно раскрыл А.Лосев, донской казак и философ. Родовая культура – это миф и сознание, связанные в единое целое через слово. А имя, по А. Лосеву, – это «стихия разумного общения живых существ, в свете смысла и умной гармонии, откровение таинственных и светлое познание живых энергий бытия».

Сейчас часто можно встретить точку зрения, что народная культура, миф, фольклор – полет народной фантазии, созданный на основе незнания природы, страха и суеверия. Это глубокое заблуждение. Мифология, традиционные культуры как некие таинственные явления подвергаются сейчас мощным исследованиям ученых, изучающих фундаментальные основы бытия. А само казачество – производное славянского эпического духа. Это явление порождено родовой культурой, рассматривающей весь мир как живой и разумный. Казачество – это и воинская магия, высокая и одухотворенная. Это жертва казака во имя блага народа, защита общинного мира и матушки-земли.

А.В. Что сейчас может быть положено в основу возрождения казачества?

Ю.Ф. Основой идеологии казачества должна стать родовая культура. Это некий духовный и мистический опыт, постоянно воспроизводящийся. А сама культура народная направлена в будущее, на некие вселенские просторы. Когда человек пел песню, он участвовал в обряде, в битве темных и светлых сил, где в конечном итоге светлые силы всегда побеждали.

И воссоздание эпического сознания, где история выступает не как линейный поток, а как некая вечность, выход за пределы узкого личностного бытия через песню или былину – это приобщение не только к истории, но и к духовному опыту своего народа. Там есть и любовь, и трагедия, и красота. Древняя казачья метафора гласила: история жизни и подвигов наших – как запах полыни, родная и горькая. Именно так воспитывая человека на отношении к своей истории, от которой нельзя отвернуться и с которой нельзя сводить счеты. Нынешние же идеологические недоразумения в казачестве – это просто забвение вечных канонов. А когда человеком движет невежество, им легко манипулировать, человек начинает пресмыкаться перед различными глупыми идеями.

А.В. Какими качествами должен обладать казак?

Ю.Ф. По старинным заповедям, казак должен владеть четырьмя видами оружия – словом, пером, мечом, знанием. Слово – это тонко организованная материя, обладающая смысловыми и поэтически-образными характеристиками, гармонично соединяющая человека и окружающий мир. Умение владеть пером – это умение грамотно выражать свои мысли. Писарь у казаков был почетным выборным лицом, по нынешней терминологии – министр внешних сношений. Грамота всегда высоко ценилась у казаков.

Следующий вид оружия – меч. Владение оружием – это умение вести себя в различных боевых ситуациях. Казак постоянно выходил победителем, потому что с ним всегда присутствовал эпос и героика. На этой основе развивался рукопашный бой, владение огнестрельным оружием, умение слаженно вести себя с товарищами в бою. Мы знаем о поведении казаков во время первой империалистической и во время Великой Отечественной.

Существует масса материалов, и мы вносим свою скромную лепту в возрождение воинских искусств.

И, наконец, это – знание, основанное на древних религиозных представлениях о мироздании. Именно народная культура дает человеку осознание мира. Знание не может быть вне лона православной церкви, без знания богословских законов. Православие на уровне быта – это движение светила, где свет солнца – это свет Христа по народным представлениям. Казаки все свое воинское искусство связывали с движение Солнца. Атаман избирался на год зимой, в день солнцестояния. Смотры воинских искусств привязывались к календарным церковным праздникам.

Смысл дальнейшего становления казачества – создание таких коллективов, братств, где собираются люди неравнодушные, которыми движут совесть и правда. Но повторю еще раз: все это на основе истинного духовного и мистического переживания всей истории. В основе славянского понятия «свобода» лежит метафора, подразумевающая взаимные возвратные отношения, то есть человек свободен в рамках определенной структуры, своего сообщества – слово «свой» того же корня. Эта метафора имеет в виду рост – человек свободен, когда он растет, растет весь мир в целом, и человек ощущает приток энергии извне.

А.В. Какую роль играло казачество в истории России?

Ю.Ф. Еще Наполеон говорил, что сущность России есть казачество. Лев Толстой писал: «Граница родила казачество, а казачество создало Россию». Именно казачество воплотило в себе таинственный русский дух, служащий некой сверхидее. Эта сверхидея выражается в культе матери-земли как материка, на котором живут евразийские народы, объединенные вокруг славянства. Стержень славянства – казачество, называвшее само себя «лыцари славянства».

В народном самосознании смысл всего происходящего сводится к постулату: все жертвы, даже самые трагичные, все высокое и низкое могут быть познаны только в будущем. Мы не имеем права судить сейчас – мы лишь малая часть народа, представляющего череду поколений. А впереди – новые поколения, мы должны им передавать славу предков.

Одной из форм сознания казачества – охрана земли до подвига и героизма, до самоуничтожения. Когда рубежи пересекались каким-либо врагом, кончались все распри. Вместе объединялись русские, татары, мордва, Кавказ, и вырастала огненная стена.

А.В. В публикациях прессы обращает на себя внимание бурная и неадекватная реакция «демократических перьев» на деятельность казачества. Чем это можно объяснить?

Ю.Ф. Фактически все, что сейчас происходит в России, есть борьба эпического сознания, желающего обустроить мир по-своему, с сознанием мирским, проявление которого в русской культуре известно как «западничество».

Мышление западников связано с мирским временем, временем настоящим. В народной культуре понятие будущего и вечного святы, они постоянно разворачиваются и обустраивают наш мир. Технократическое же мышление смысл и цели истории и жизни сводит к потреблению. Это паразитическая цивилизация, возникшая на основе победы настоящего времени над вечным.

Для казачества же настоящее, прошлое и будущее существуют постоянно и неразрывно. Отсюда – не просто противодействие на уровне идеологий – это борьба мирского, потребительского начала с эпическим, вечным. Отсюда у «них» возникает страх, потому что казачество – это суть России. «Они» ощущают, что борются с вечностью. В принципе это борьба человека с самим собою – столкновение западного мифа с русским Словом.

Для казачества чуждо слово «демократия» – в него можно вкладывать смысл, выгодный для данного момента. Казачество признает народовластие и народоправство. Почему в среде «демократов» так много патологий, проявляющихся, прежде всего, на уровне мышления? Люди, оторванные от своего пространства, теряют связь с вечностью и просто вырождаются. Они могут апеллировать к различным философским системам, но в целом это борьба амбиций. Их заставляет сплачиваться лишь страх. Поэтому подбрасываются различные идейки: казачество – отдельный народ, суперэтнос, этнос в этносе. Я видел опросник, составленный политологами фонда Горбачева, смысл которого сводится к навязыванию казачьего сепаратизма. Эти исследования проводились на Дону и Кубани.

А.В. Раньше это называлось – разведывательно-диверсионной деятельностью…

Ю.Ф. В случае победы общинного, героического начала в общественном сознании, человеком в принципе нельзя будет манипулировать. В целом, ситуацией «они» не владеют уже сейчас, и Приднестровье это ярко высветило. Эпическое сознание в русском народе не уничтожено, оно живет, действует и побеждает. Один такой герой стоит тысячи трусливых равнодушных.

А.В. Как строились отношения казачества с государством? Являлись ли они охранителями или же были бунтарями, как их порой описывают?

Ю.Ф. С точки зрения государственных деятелей, они часто не вписывались в рамки государства и были скорее бунтарями. С точки же зрения же эпического сознания русского народа, казаки – охранители не государства, а матери-земли, где смысл защиты явится только в будущем, а своими корнями он уходит в седую древность.

Ю. Шилов, киевский археолог, приводит данные о том, что культ матери-земли прослеживается в курганных мистериях, начиная с III – II тысячелетия до Р.Х. Этот же культ на уровне слова мы обнаруживаем в былинном эпосе. В период православия мать сыра-земля связывалась с Покровом Пресвятой Богородицы. В советский период этот культ воплотился в образе Родины – матери.

Наша родовая культура всегда включала в себя пантеон защитников земли, пантеон богатырей. Они выступали в союзе с государством не как слуги, а как равные его соратники. Наше время тоже имело своих героев-защитников Великой Отечественной.

Следующий культ казачества – культ общины, где товарищество, круг – сакральная сущность мироздания. Только через общину человек может реализовать свое «я» и выйти за рамки личного бытия. Община жила по законам совести и правды, а не по официальным писаным законам, отсюда и конфликты с государством. Отношения казачества с государством – это отношения культуры с правовым (!) государством, отношения совести и правды с буквой закона.

Вообще русское народное самосознание интуитивно избегало логических построений, предпочитая мыслить символами, поэтическими образами. Это и религиозные символы: литургия, икона, храм, то есть символы, постоянно связывавшие человека со всем миром. А логическое построение дискретное по своей сути, разрушает мир и встраивает человека в искусственное пространство.

История казачества – это отношения между этими двумя полюсами: общиной и защитой матери-земли. И качества эти присущи не только славянству – казаками становились буряты и якуты, татары и осетины. В Париж в 1814 году первыми вступили казаки – калмыки в знак заслуг их воинских доблестей.

А.В. Насколько актуален раскол между «красным» и «белым» казачеством?

Ю.Ф. Сам по себе это вопрос довольно-таки искусственный и реанимирован во времена горбачевской перестройки. Какие сейчас красные и белые?..

Существует такая точка зрения: вернемся в дооктябрьское время, вычеркнем 75 лет – и тем самым возродятся Россия и казачество. Возникла она искусственно или навязана – не так уж важно. Но, тем не менее, когда люди обращаются к какому-нибудь времени, оно как бы всплывает, прошлое оживает в психике человека.

Люди, идущие на это, совершают просто предательство – Родина одна и для красных, и для белых. Кстати, если бы победило белое движение, казачество понесло бы не менее тяжкий урон. Сказанное относится к вольному казачеству. Если же говорить о казачестве как об армии, это совсем иное. Это казачество как привилегия или элита. Но когда часть отрезается от целого, неизбежно происходит вырождение. Так произошло с дворянством, та же участь постигла российскую интеллигенцию. То же произошло с казачеством, когда его часть стала говорить о превосходстве, о праве на льготы и привилегии. Именно это было огромной миной, заложенной во времена царской империи, приведшей к братоубийственной войне.

Повторю еще раз: все это возродилось во времена Горбачева. Стали говорить, что казачество – суперэтнос, началось деление на донцов и кубанцев, на красных и белых. Белых поделят на монархистов и республиканцев, красных – на интернационалистов и национал-большевиков. Это тупик.

В фильме «Белое солнце пустыни» красноармеец Сухов и царский офицер Верещагин вместе борются с грабителями и предателями Отечества. «За державу обидно» – вот что должно объединять. А при разделении казачеством обязательно будут манипулировать различные политические и социальные экспериментаторы.

А.В. Сейчас выдвигаются различные концепции возрождения государства: евразийская, славяно-православный союз, русское государство. Каков Ваш взгляд на эту проблему?

Ю.Ф. Я думаю, единственное правильное направление для общественного самосознания – союз народов Евразии. Эта идея традиционно воплощалась в нашей земле, что подтверждается даже археологией. История говорит о глубокой древности союза славянских и тюркских народов, союза славян и осетин, кабардинцев, адыгов.

В истории казачьих республик была такая республика – Червленый Яр, занимавшая часть среднего Подонья в XIV –XVI вв. Там был союз трех народов: славян, мордвы и кочующих татарских племен. Экономические уклады этих народов дополняли друг друга, была совместная оборона и общинное самоуправление. Потом часть казаков ушла на Кавказ, где вступила в союз с осетинами и кабардинцами.

Этот пример говорит о том, что сама идея евразийства, хоть и не была явно сформулирована, объединяла различные братские народы. На мой взгляд, именно эта идеология будет складываться в дальнейшем и стихийно, и сознательно, потому что задан такой вектор развития, и связан он с нашей многовековой историей, с интуитивным ощущением некой сверхзадачи.

Что касается славяно-православного союза, эта попытка выделить часть из целого. Основа же развития – усложнение связей. Так растут травы, так движется река, впитывая различные источники. До великой смуты атаманы в письмах к русским царям слали им поклон «с воды и с травы». По рекам ходили на стругах, степями объезжали в непрестанном дозоре русские рубежи…

март 1993 года