Культурно-просветительская инициатива «Поход» московского мужского творческого объединения «Казачий Кругъ»

Тут система, ну а мы - стихия,
А за нами - матушка Россия.
Юрий Кузнецов

Когда в семидесятые-восьмидесятые годы миновавшего века в крупных городах и прежде всего в Москве зародилось молодежное фольклорное движение, никто тогда, конечно, и предположить не мог чем оно обернется, во что выльется и какое значение будет иметь для традиционной культуры России вообще и шире - для нашего нынешнего самосознания.

Собирались в основном выходцы из регионов России, как правило - в первом поколении городские жители, движимые естественной и понятной тоской по малой родине. Сначала пели то, что запало в души с детства, потом стали организовывать фольклорные экспедиции в казачьи регионы.

Истинное значение этого замечательного культурного движения тогда было не вполне ясно и потому, что оно казалось вроде бы неорганичным, - по обыденной логике, конечно, - в среде урбанизированной городской культуры, и потому, что тогда ничто ведь не предвещало такого быстрого, обвального крушения кое-как устоявшейся российской жизни. Никто ведь не предполагал, что сельская Россия, хранительница традиционной народной культуры под знаком «реформ», окажется вновь по сути разоренной… Причем, это новое бедствие гораздо пагубнее по своим последствиям революционного разорения начала двадцатого века, так как оно наступило после почти вековой атеистической жизни, устроенной отнюдь не по воле народа, после долгого навязывания «революционных ценностей» в идеологии и культуре вместо народных ценностей и национальных интересов, как это принято во всем мире.

И только теперь, по прошествии времени выяснилось то, о чем справедливо пишет Н. Жуланова, «фольклорное движение в Росссии - удивительный социокультурный феномен» («Вестник Российского фольклорного Союза», №2, 2005 г.).

Видя степень разрушенности ныне сельского мира России, не только хозяйственной, но духовно-мировоззренческой и нравственной, я теперь точно и не знаю, где в большей мере сохраняется традиция - на сельских ли просторах, продуваемых всеми вселенскими ветрами или же ютится в городских трущобах, в мегаполисах…

Во всяком случае, когда я слышу дежурную риторику о том, что ныне Россия спасется провинцией, мне чувствуется в этом неправда. Может быть, и непреднамеренная, а - из лени ума и инертности мышления… Так не было даже в более благополучные времена. Да, таланты рождались в провинции, но смогли состояться только в столице - Василий Шукшин, Николай Рубцов, Юрий Кузнецов…

В чем уникальность этого фольклорного движения, обнажившегося теперь во всем своем значении? Зачем эти увлеченные, преданные традиционной культуре люди, десятилетиями разрывались между городом и своей малой сельской родиной? Зачем собранное там, привозили в бесстрастные города, где оно, казалось, могло только погибнуть?.. Мне кажется, что причины этого не такие очевидные и простые, как это представляется. Они пребывают на каком-то более глубинном, подсознательном уровне. Каким-то неведомым чутьем, само того не ведая, это обширное послевоенное поколение, оказавшееся в городах, распознало опасность, вновь грозящую традиционной культуре, а значит нашему образу жизни и народному самосознанию, и - как из горящего или рушащегося дома, вынесло оставшиеся культурные святыни. Что с ними станется теперь, мы еще в точности не знаем. Может быть, в какой-то степени их затопчут пожарные и спасатели, делая свое необходимое дело. Но уже очевидно, что спасется главное, так как участники этого поистине народного движения находятся в хорошем, продуктивном возрасте, в духе традиционной культуры воспитывают своих детей, к тому же, будем помнить, что дух веет, где хочет… Кроме того, это городское фольклорное движение находится в общем русле поворота российской жизни к традиционной культуре, правосознанию и здравомыслию, несмотря на все возникающие на его пути препятствия.

Духовно-мировоззренческая ситуация в обществе, положение культуры, оказавшейся по сути подавленной «рынком», настойчиво требует обращения к традиционным народным ценностям. И это уже происходит стихийно и не вполне осознанно. Устав блуждать по бездорожью всевозможных мировоззренческих и идеологических заморочек, люди возвращаются к своей судьбе, ментальности, традиции. Народная культурная традиция вновь становится востребованной, причем в широких слоях народа. Сегодня уверенно можно сказать, что русский народный дух в большей мере сохраняется именно в казачьих песнях, чем собственно в русских народных. Это доказывается невероятной популярностью казачьих песен, причем, не только в казачьей среде.

Нельзя не заметить и несоответствия провозглашаемого возрождения казачества и его духовного, культурного обеспечения, что, конечно же, не могло быть случайным и находилось в русле той политики, которая проводилась в отношении к казачеству. Сводилась она, к сожалению, к тому, чтобы создать видимость возрождения казачества, ни в коем разе его не допуская. Сказалось это и в принятом законе «О государственной службе российского казачества», который так и не определил юридического статуса казачества в современной жизни. Понятно, что в таком положении мы, потомки казаков, обязаны активизировать работу на поприще культурном, воспользовавшись востребованностью и популярностью казачьей песни и в целом - возвращением общества к традиционным ценностям.

При этом помня, что казачество - феномен русской жизни и общероссийской культуры. Как писал Н.Гоголь, казачество - «необыкновенное явление русской силы… его вышибло из народной груди огниво бед». Вопреки этому общественному сознанию была навязана ложная и сепаратистская идея о том, что казачество является якобы отдельным, самостоятельным народом. Утвердил эту ложную идею, к сожалению, закон 1992 года «О реабилитации репрессированных народов», в котором, казачество, вопреки истории и истине, было названо народом, отдельным от русского народа. И до сих пор эта сепаратистская идея поддерживается в общественном мнении. В частности, во время Всероссийской переписи населения в бюллетень была внесена графа национальность «казак». На всей Кубани нашлось только несколько тысяч человек «отделенных» от России. Но провокация на административном уровне была совершена.

Хотя было ясно, что только в лоне общерусской культуры, причем, не только в песенном творчестве, но и в литературе и публицистике можно было возвращать и развивать казачью культуру. Совершенно прав Иван Солоневич, писавший еще в 1949 году, что вне России «казачество обречено на полное политическое бессилие».

Общественному мнению был навязан спор о происхождении казачества, хотя это никогда не было в России проблемой дискуссионной. Это стало, по сути, средством поддержания давнего раскола казачества. Одни стали вести историю казачества со времен древнейших, другие от беглых холопов.

Почему идея происхождения казачества от беглых крестьян является неправдой, уничижающей потомков казаков? Потому что это был только один и не самый главный источник пополнения казачества. Кроме того, по этой логике выходит, что казачество произошло только и исключительно благодаря гнету в России, лишь в результате каких-то безобразий, а не закономерно выросло из русского мира, не благодаря той загадочной пассионарности, активности русского народа, которой Россия распростерлась на шестую часть планеты…

Всплыла и потраченная молью идея «Казакии»,возникшая уже в эмиграции, которую поддерживал журнал «Вольное казачество», выпускаемый на польские бюджетные деньги. То есть обездоленные, оказавшиеся в эмиграции казаки, были использованы в сепаратистских целях против России. Может ли быть это теперь основной казачьей идеологией? Конечно же, нет.

Распространение этих губительных идей в наши дни стало возможным благодаря уклонению людей в массе своей от правосознания. Ничего же в той идеологической ситуации противопоставить было невозможно. За исключением, конечно, многочисленных казачьих песенных коллективов, которые, в силу известных причин не получали широкой огласки.

Теперь-то совершенно очевидно, что именно на духовном и культурном поприще и можно было предпринимать возрождение казачества, возвращение его в российскую жизнь. Но не на том организационно-партийном, на котором оно было предпринято. Где они теперь Мартыновы и Латынины с их лубочным Союзом казаков, сыгравшим, может быть, главную роль в том, что возрождения казачества не получилось…

Для меня наглядным примером возвращения к традиционной культуре среди культуры городской является «Казачий Кругъ», существующий вот уже двадцать лет.

Мужской фольклорно-этнографический ансамбль казачьей песни был создан в 1987 году в Москве. Руководитель - Скунцев В.Н., участники: Иванов В.Н. (солист-запевала), Казаков В.Г., Козлов Н.В., Коньшин А.В., Нестеров Ю.М., Переслегин А.Л.(солист-запевала), Порвин В.В., Фудько В.И., Шантаренков Н.Н., Якимов В.М., Фудько Ю.И. Несколько позднее в ансамбль влились Власов Д.А., Машков И.Г., Омельченко Д.Ю., Сахаров Н.Г. (впоследствии атаман ансамбля), Трифилов Н.П., Чепурнов А.Б.

Датой рождения как творческого коллектива, сами участники его считают одно из первых публичных выступлений в абонементном фольклорном концерте Института им.Гнесиных 22 февраля 1987 года (руководитель цикла тематических концертов В.М.Щуров). Зрители, собравшиеся в тот вечер в Концертном Зале Института, восторженно приветствовали появление нового коллектива, воскресившего в самом сердце России частицу народной казачьей культуры.

Коллектив занимается собиранием, освоением и распространением подлинно народной казачьей песни и других элементов культуры казаков Верхнего и Среднего Дона, Кубани, Терека, запорожских казаков и казаков-некрасовцев. С этой целью его участники, все вместе и каждый в отдельности, выезжают в фольклорные экспедиции в казачьи станицы и хутора, встречаются с народными исполнителями. Ансамбль ставит задачей возрождение характерной для России мужской песенной традиции. В репертуаре представлен казачий народный эпос, исторические, походные, игровые, плясовые песни, лирика, духовные стихи, народный романс и другие жанры народного творчества казаков. Название «Казачий Круг» закрепилось за ансамблем после участия его в Первом международном фольклорном фестивале, состоявшемся в Москве летом 1987 года (коллективу присвоено звание лауреата фестиваля).

Важное значение в жизни коллектива имели встречи с руководителем Фольклорно-этнографического центра в Санкт-Петербурге, президентом Российского союза любительских фольклорных ансамблей, ныне - Российского фольклорного союза А.М.Мехнецовым. Начиная с весны 1987 года, ансамбль - постоянный участник мероприятий, организуемых Центром при Санкт-Петербургской Государственной консерватории им.Н.Римского-Корсакова, в Капелле им.Глинки, Институте русского языка и литературы («Пушкинский Дом»), Музее Артиллерии, на вернисажах, праздниках Масленицы в парке Юсуповского Дворца, и Центра традиционной культуры «Макошь» (г.Отрадное, Ленинградской области, руководитель Ю.Е.Чирков). Значительное влияние на формирование репертуара и творческого лица ансамбля оказал фольклорист собиратель и исследователь казачьего фольклора А.С.Кабанов. Историческим комментатором коллектива является знаток казачьей истории, художник и журналист, донской казак С.А.Гавриляченко.

Самые главные и незабываемые уроки коллектив получил от народных исполнителей, подлинных носителей казачьей культурной традиции, пронесших вековую казачью песню через все превратности российской истории.

Коллектив принял участие в ряде акций, привлекших внимание широкой общественности к русской истории, русского воинства, возрождению казачьего духа и казачьих традиций, духовной музыкальной культуре. Это военно-исторические походы по местам сражений русских войск с Наполеоном: Москва - Бородино - Малоярославец - Вязьма - Гжатск - Смоленск-Полоцк -Борисов и местам, связанным с памятью о Полтавской битве; Праздники славянской письменности и культуры в Вологде, Новгороде Великом, Минске, Москве; участие в Международном телевизионном фестивале «Когда поют солдаты» в Берлине, встречи с советскими воинскими частями, встречи с военно-историческими клубами и участие в их семинарах, реконструкции сражений 1812 года на Бородинском поле, битвы народов под Лейпцигом и театрализованное действо под Малоярославцем, посвященные 175-летию Отечественной войны 1812-14 годов, создание казачьего землячества в Москве, Первый конный поход по местам казачьей славы (Ростов-на-Дону - Новочеркасск - Старочеркасск, август), съемки документальных фильмов «Где Ложкин прячет золото» и «Казачий Круг» (автор сценариев писатель, кубанский казак, первый атаман Московского казачьего землячества Гарий Немченко, режиссер-постановщик Игорь Икоев, Северо-Осетинская киностудия), конная песенная программа по случаю празднования 70-летия Первой Конной Армии участие в 1 съезде Союза казаков России (июнь 1990) и последующих мероприятиях Союза казаков; а также в мероприятиях по созданию Международного Фонда славянской культуры и письменности.

Участие в фестивалях духовной музыки (Рахманиновский Зал Московской Государственной консерватории им. П.И.Чайковского, 1992, 1996 гг.), празднование 150-летия со дня рождения В.И.Сурикова (Москва - Красноярск), участие в фольклорных праздниках, массовых народных гуляниях, военно-исторических шествиях, открытиях выставок и других мероприятиях, связанных с памятными для казаков и всех народов России датами и событиями, а также концертные выступления и встречи в городах и населенных пунктах страны (Москва и область, Санкт-Петербург и область, Волгоград и область, Тверь и область, Архангельск и область, Калуга и область, Пермь и область, Екатеринбургн и область, Саратов, Набережные Челны, Новосибирск, Омск, Томск, Сургут, Ханты-Мансийск, Салехард, Кемерово, Красноярск, Енисейск, Вильнюс, Клайпеда, Петрозаводск, Старая Ладога, о.Кижи, Череповец, Астрахань, Елец, Минск,Нижний Новгород, Рязань, Владикавказ, Тирасполь, Краснодарский край, Ставропольский край, Вологда, Воронеж.

В 1991 г. по предложению и при участии коллектива редакция народного творчества Всесоюзного радио выпустила в эфир цикл из пяти радиопередач «История России в казачьей песне», а еще ранее, в 1990 г. фирма «Мелодия» по итогам Первого Международного фольклорного фестиваля выпустила диск-гигант «Поют молодежные фольклорные ансамбли».

Коллектив поддерживает контакты с казачьими подразделениями и структурами в разных регионах страны, творческими объединениями и союзами, иерархами и священнослужителями русской Православной Церкви, Российским фондом культуры, казачьими писателями и поэтами, художниками и скульпторами, кинематографистами и фольклористами, ведет разностороннюю деятельность по сохранению бесценных сокровищ народного творчества и казачьего фольклора, в том числе, через всероссийский альманах «Русская традиционная культура» и другие печатные издания и аудиоприложения, выпущенные специализированным Издательством «Родникъ» (издательство и альманах созданы в 1995 году учредитель и главный редактор - старейшина ансамбля Шантаренков Николай Никифорович).

Ансамбль принял участие в ряде международных акций за рубежом, выезжал на международные фестивали - Белград, Фалун, Париж. Солисты участвовали в создании художесмтвенных, документиальных и телевизионных фильмов («Очи черные», «Очарованный странник», «Белый генерал», «Казаки-казаченьки», «Возвращение жар-птицы», «Кижские колокола», «Русский бунт».

В 1995 году в ансамбле произошло значительные перемены. В связи с организацией профессионального ансамбля того же названия, временно вышел из состава коллектива Владимир Скунцев, но ансамбль продолжил работу на принципах атаманского правления. Атаманом избран солист-запевала Сахаров Николай Григорьевич.

За истекшие двадцать лет молодежное фольклорное движение расширилось и заметно изменило свой облик, в нем все более мощно заявляет о себе мужская традиция. Носители ее - молодые люди из разных мест России - включаются в собирательную, аналитическую и практическую работу с целью овладения народными ремеслами, «казачьим спасом», рукопашными боевыми искусствами. Так, появились православные юношеские объединения, изучающие и выявляющие на практике связь приемов русской национальной школы рукопашного боя, с одной стороны, и мужской казачьей пляски - с другой, фактов устного народного творчества - с «секретами» воинского мастерства, осваивают музыкально-песенный репертуар ансамбля, расширяя его за счет собственных экспедиционных находок. Взаимопроникновения различных сторон единой традиции как нельзя более убедительно характеризует многообразие процесса возвращения к традиционным ценностям.

Весь двадцатилетний путь ансамбля, любительского по своей природе, сегодня свидетельствует, что обращение к традиционной культуре было и остается велением времени.

Именно такие фольклорные коллективы, как «Казачий Кругъ», противостояли предубеждению не без лукавства сформированному в общественном сознании, когда за народное выдавалось нечто лубочное и бутафорское, а традиционная культура представлялась как нечто архаическое, а не та живая творческая стихия, без которой немыслимо и невозможно благополучие народа, общества, страны…

Нет ничего удивительного в том, что именно творческое объединение «Казачий Кругъ» выступило с общероссийской инициативой «Поход», целью которой является сохранение для нынешнего и будущих поколений традиционных духовных ценностей российского казачества, сформировавшихся в лоне многовековой русской культуры. Инициатива предусматривает проведение концертов в России и за рубежом, фольклорных фестивалей, этнографических экспедиций, конференций, выставок. Главным направлением инициативы «Поход» является изучение, освоение и популяризация песенного творчества, обрядов, нравов, обычаев, присущих казачеству и в целом российскому укладу жизни.

Но было бы наивным полагать, что возвращение к традиционным ценностям будет у нас благостным. Нет, конечно. В подтверждение этого сошлюсь на примеры. В начале 2006 года в Москве прошел первый Всероссийский конгресс фольклористов, организованный Федеральным агентством по культуре и кинематографии и Государственным Республиканским Центром русского фольклора. Событие по нынешним временам не рядовое, не ординарное и даже - знаковое. Таковым оно представляется потому, что не только не вписывается в ту культурную политику, которая проводится в России в последние годы, но ей прямо противоречит. Ведь согласно «либеральным ценностям», ныне господствующим, как впрочем, и «революционным ценностям» во времена предшествующие, фольклор даже строгой и бесстрастной наукой воспринимался лишь как некое собрание произведений народного творчества, а общественному сознанию и вовсе было навязано представление о нем, как о чем-то архаическом, отжившем и только мешающем нашему продвижению по пути прогресса и цивилизации. Не то, без чего нормальная жизнь общества устроена быть не может, ибо через него осуществляется духовная преемственность, а нечто ненужное, лишнее и даже вредное…

Конечно, образованные люди в России не перевелись, работавшие и работающие на этом столь не популярном поприще, и понимающие, что фольклор - это, прежде всего система духовных ориентиров человека, народная традиция, от которых зависит образ жизни человека и сегодня при всей нашей урбанизации и цивилизации, которая почему-то оборачивается откровенной варваризацией… Люди образованные понимали и понимают, что традиционная народная культура вносит гармонию и стабильность в общество. Понимают специалисты и то, что при столь планомерно разрушавшемся фольклоре, сам по себе он сегодня уже не выживет, что необходимо в духе народной традиции создание некой модели, которая, в конце концов, и станет новой, альтернативной парадигмой нашего развития. Тем более, удивительным для специалистов стало проведение столь знакового мероприятия как Всероссийский конгресс фольклористов. Может быть, действительно, думается, в нашей жизни происходят некоторые перемены не только на декларативном уровне, но и на сущностном?.. Был, правда, и факт в организации конгресса, за которым угадывалось некое формальное, что ли, отношение к поднимаемым на нем многообразным темам. Во всяком случае странным было видеть тезисы докладов, изданные внушительными фолиантами еще до конгресса, а не после него, как это обыкновенно бывает… Но такую организационную торопливость можно было посчитать и мелочью в сравнении с тем, что так или иначе витало среди участников конгресса, вызывая недоумения. Дело в том, что наряду с таким, казалось бы, вниманием к фольклору, традиционной народной культуре, народному самосознанию, по сути, ликвидируется уникальное государственное учреждение культуры, находящееся в непосредственном ведении Министерства культуры - «Фольклорно-этнографический центр» в Санкт-Петербурге (директор центра А.М.Мехнецов).

Фольклорно-этнографический центр был создан в 1991 году. Проводимая им все эти годы многогранная и комплексная работа по освоению наследия традиционной народной культуры, а так же обширное собрание документальных материалов по русскому фольклору и этнографии выдвигают значение его на уровень общенационального масштаба.

Фольклорно-этнографический центр имеет не только чисто научное, но и практическое значение, так как это единственная в России федеральная организация, деятельность которой связана непосредственно с созданием и многопрофильным использованием государственного общедоступного фондохранилища материалов по народной традиционной культуре. Собрание центра насчитывает более трехсот тысяч рукописных, звуко- и видеозаписей.

Основной объем полевых исследований проводится Центром в северном и северо-западном регионах России - в Смоленской, Псковской, Вологодской, Тюменской, Тверской, Ленинградской, Архангельской, Брянской, Калужской областях. Такая исследовательская работа по пополнению фактологической базы народной традиционной культуры сегодня особенно необходима, так как традиционная культура вносит гармонию и стабильность в общество, чего нам сегодня особенно не хватает.

В рамках деятельности правительственной комиссии по проведению административной реформы, которая была создана еще в 2004 году, предусматривалось сокращение числа организаций, находящихся в федеральной собственности путем их реорганизации, слияния, ликвидации и передачи ряда организаций в ведение субъектов Российской Федерации. То есть предусматривался теперь как хорошо известный сброс обязанностей федерального центра за жизненно важные аспекты нашей жизни, которые могут быть сохраняемы и развиваемые только на уровне центральной власти.

Фольклорно-этнографический центр постигла участь реорганизации путем присоединения к Федеральному государственному образовательному учреждению высшего профессионального образования «Санкт-Петербургская государственная консерватория (академия) имени Н.А.Римского-Корсакова». Совершенно понятно, что при присоединении центра к консерватории, как учреждению образовательному, он теряет свое общегосударственное значение. Таким образом, перед нами обыкновенная хитроумная чиновничья заморочка, когда уникальный Фольклорно-этнографический центр формально вроде бы и не ликвидируется, но по существу перестает быть таковым…

И потом согласимся, что именно административное устройство общества, надо полагать, совершенствование которого предусматривалось реформой, имеет все-таки отдаленное отношение к фольклору, традиционной народной культуре, все более и более востребуемой обществом…

Естественно, что статус единственного в своем роде Санкт-Петербургского Фольклорно-этнографического центра должен быть восстановлен. Иначе получается довольно странная ситуация, повергающая граждан в недоумение: оказывается, что народная традиционная культура, духовные и эстетические идеалы народа, нравственное здоровье человека и общества не является предметом интересов и забот государства… Иными словами, сам человек и народ в целом не являются задачей государственной. А что же тогда является? И что при этом значат правильные патриотические декларации?..

Остается сказать, что Александр Блок во времена революционной нестабильности, очень сходные с нашими, наблюдая социальные и природные катаклизмы, в статье «Стихия и культура» задавался злободневным и для нас ныне вопросом: «А уверены ли мы в том, что довольно «отвердела кора» над другой такой же страшной, не подземной, а земной стихией - стихией народной?» И уже утверждал без всяких сомнений в поэме «Возмездие»: «Стихийных сил не превозмочь…» То есть в извечном противоборстве цивилизации и культуры, видел, что спасение приходит из глубин народного духа и образа жизни. В искаженном цивилизационном устройстве бытия Александр Блок усматривал причину чувства, «болезни, тревоги, катастрофы, разрыва». Но вместе с тем, великий поэт видел людей, живущих в согласии с природой и со своей духовной сущностью: «Есть другие люди, для которых земля не сказка, а чудесная быль, которые знают стихию и сами вышли из нее - «стихийные люди».

Неужто столь дорогой ценой доставшийся нам этот опыт теперь ничего не значит? Это ведь проблема не того социального порядка от которой можно уклониться. Ее все равно придется разрешать. Если мы, конечно, хотим стабильности и благополучия в своем Отечестве.


Петр Ткаченко
Москва, д.т. 395-51-96