«Соленая Подкова»

«Я - наследник любви и печали…»

Содержание материала

Поэт

Все в мире заняты делами.
Какое множество судеб!
Кто камни делает хлебами,
Кто в камни превращает хлеб.

Найдите дело мне, поэту:
Лишь я один - ни то, ни се,
Сижу, верчу в руках
Планету,
Где происходит это все.

Ветер перемен

Светлой памяти Ю.П.Кузнецова

Сдул страну и не заметил,
Будто пыль стряхнул
с колен,
Сильный ветер,
злобный ветер,
Жуткий ветер перемен.

По развалинам порыскал
И поспать улегся в ров;
Чем-то теплым нас обрызгал
И соленым. Боже, кровь!..

Век грядущий дик и мрачен,
Как волчицы старой зев,
Но его мы одурачим,
Раньше срока умерев…


* * *

Ни друзей, и ни врагов,
Ни свободы, ни оков,
Жизнь проходит как бы между…
Но еще таю надежду.

Не скажу ли я потом
Другом в кровь разбитым ртом:
«Вот, дружок, тебе и плата
За все добрые дела».
Возвращайся, жизнь, обратно,
Будь такой, какой была.


XXI веку

Спадет с очей твоих завеса,
И ты узришь, как мир людей
Под погребальный марш Прогресса
Стремится к бездне все быстрей.

Но ты пока не видишь это,
Ты в суете погряз мирской,
Лишь сердце чуткое поэта,
Как атмосферою планета,
Объято страхом и тоской.


В пивной

Подъезжает на коляске
И не бритый, и седой.
Наливаю «под завязку».
Мне не жалко. Он - Герой.

Он в Чечне оставил ноги
И полвзвода своего,
А ребята были - боги.
Помнит всех до одного.

Пьет и морщится: «Отрава!».
Пьет еще, потом кричит:
«На хрена мне эта слава?
Слышишь?»
Родина молчит.


* * *

«Что ты знаешь, стервец, про атаки?
Ты, я вижу, лишь выпить не слаб.
Мы бросались с гранатой на танки,
Вы бросаетесь только на баб.

А что знаешь ты про артналеты?
А прикладом фашиста убьешь?
Что ты знаешь? И, собственно, кто ты,
Что со мною на равных тут пьешь?»

Молча пил водку сумрачный парень,
Прятал взгляд, что был хмур и тяжел.
Из-за столика встал и на паре
Заскрипевших протезов ушел…



* * *

Я - наследник любви и печали
Моих предков в аду и в раю.
То не гуси в ночи прокричали, -
Предки душу узнали мою.

Леденеет ночная округа,
И хрустит под ногами листва.
Я не вырвусь из этого круга,
Круга вечной любви и родства.


У реки

Вот и лодка моя прохудилась,
И народ стал какой-то иной.
Нас покинула Божия милость,
Дьявол сгреб нас своею рукой.

И дешевую, грязную водку
Стали впятеро больше мы пить…
Починю как-нибудь свою лодку,
А с народом, не знаю, как быть?

И вернется ль к нам Божия милость?
Или сгинем во тьме мы глухой?
Что-то главное в нас надломилось
И качается веткой сухой.


* * *

Пусть дорога все время горою,
Не дорога пусть даже - жнивье,
Пусть я даже не знаю порою
О чем думает сердце мое,
И не знаю я сколько в нем ран там,
Но свою я судьбу подглядел:
Никогда мне не быть эмигрантом,
Слава Богу, Блаженный удел!


* * *

Чую я, довоюются горцы,
Что в Россию войдут миротворцы
Из альянса военного НАТО.
Ой, не надо, ребята! Не надо.

Оставайтесь там, где вас родили.
К нам уже столько раз приходили…


* * *

Кто так зло подшутил над людьми?
Плачь, моя старомодная лира!
Стала ночь Богоданной любви
Эпизодом животного мира.

Где былое слияние душ?
Нет в помине его. Только тело.
Что же медлить? Скорее под душ!
И - за дело…

Плачь, Саади, Сафо и Хафиз!
Человечество катится вниз.
Плачь, моя старомодная лира!
Воцаренье животного мира
Грядет…

Осенью

Паденье листьев. Ветра вой.
Сырой сквозняк гудит в аллее.
И чувства скорби мировой
Еще темней, еще острее.

Пойти в буфет и без закуски
Со скорбью этой мировой
Взять и расправиться по-русски,
Конечно, выход. Но не мой.


Рябиновая роща на обрыве

Пусть ваши дни напрасно не мрачатся,
Не привыкать с Россией нам прощаться.
Такая доля нашей выпала Отчизне:
Ни смерти не дает ей Бог, ни жизни.
Стоять ей так на грани, на краю,
Осмысливая избранность свою
До самого до Страшного суда,
Покачивая нас туда-сюда
В душевной смуте вечной и надрыве
Рябиновою рощей на обрыве…


Русь - тройка

Сани быстры, кони бойки -
Дремлют в гривах их ветра.
Но, увы, к трактирной стойке
Пригвожден ямщик с утра.

Посидел он честь по чести -
Вышел в липкой темноте:
Тройка здесь и Русь на месте,
Да фальшивые, не те.

Не заметил он подмены,
Не услышал хохотка:
И пошли тут перемены,
И пошла Русь с молотка…

Что теперь искать причины?
Что искать следы беды?
Мало что ли чертовщины:
Водка, глупость, лень, жиды…

Новый мавзолей
(из чеченских стихов)

Солдат, убитых на войне, -
Одно, хотя бы, отделенье
Похороните на Луне,
Пусть их тела не знают тленья.

О душах их не сожалей,
Они теперь в раю воспетом…
Ты кружки выжившим, старлей,
Наполни, синим лунным светом.

Мы возродим свою страну
С Господней помощью, не сами.
И каждой ночью на Луну
Креститься будем со слезами.

Гадание по руке

Бой отгремел. На дне воронки
Дымились камешки слегка.
А чуть поодаль, чуть в сторонке
Лежала бывшая рука.

На срезе нити сухожилий
Смешались с костною мукой…
Зарыт ли где, остался жив ли
Тот, чьей была она рукой?


В храме

Ты просишь у Бога покоя,
И жаркой молитве вослед,
Ты крестишься левой рукою,
Зажав в ней десантный берет.

И с ангельским ликом серьезным,
Неправый свой крест сотворя,
Вздыхаешь. Под городом Грозным
Осталась десница твоя.

Осталась она не в граните,
Не в бронзе, а просто сгнила…
Стоишь, и твой ангел-хранитель
Стоит за спиной. Без крыла.


* * *

Не сатана ли сам уже
В стране бесчинствует, неистов?
Но тем достойнее душе
В такой грязи остаться чистой.

Держись, родимая, держись.
И не спеши расстаться с телом.
Крепись душа! В России жизнь
Всегда была нелегким делом…


* * *

Горели высокие свечи,
И служка снимал с них нагар.
Подняв угловатые плечи,
Священник кадилом махал.
Вдыхал я душистые струйки,
Торжественно пела душа.
Слагая молитвенно руки,
Я жить обещал не греша.
Был день Иоанна Предтечи,
Повсюду: по кругу и в ряд -
Горели высокие свечи…
Высокие свечи горят.

Николай Зиновьев